вторник, 16 октября 2012 г.

Об одесской газированной воде, мороженом, квасе, коктейле и "колорадском" жуке

Стоят жаркие летние дни 1962 года, почти каждый день мы  ездим на пляж. Чаще всего — на Ланжерон, так как это ближе, да и добираться проще. Трамвай маршрута 4 останавливался как раз напротив нашего дома, остановка находилась на противоположной стороне улицы, возле гастронома. Не знаю как сейчас, но в те годы трамвай в Одессе чаще всего называли «вагон». Поэтому, вспоминая те годы буду называть все «своими именами». Здесь же, на остановке  вагонов 4 и 21 маршрутов, был  киоск  газированной воды. На прилавке,  рядом с окошком, как и в большинстве киосков «Газированная вода» в СССР, стояла «вертушка» с несколькими цилиндрическими стеклянными емкостями с сиропами. На этих  емкостях,  правильнее сказать  — трубках, были нанесены по всей их длине метки. Одно деление составляло «норму» сиропа на один стакан воды. Внизу каждая трубка с сиропом имела маленький краник, через которые продавщица наливала сироп в стакан. Сиропы были разные, - по вкусу, цвету и по цене.



Наиболее распространенными в Одессе в те годы были «Крем-сода», «Дюшес», «Кахетинский» и «Игристый». Стакан Крем-сода стоил 3 , Дюшес 4 , Кахетинский 5, а Игристый 6 копеек. А стаканчик «чистой» стоил 1 копейку. Само собой, при наливе воды с сиропом не обходилось без жульничества, -  чуток сиропа, как правило, продавец не доливала, зато это с лихвой «компенсировалось» пеной, которая иной раз составляла треть стакана. В этом же киоске, а он был не такой уж и маленький, было сбоку и еще одно окошко. Там заряжали газированной водой сифоны. В те годы в Одессе большой популярностью пользовались сифоны. В любой «уважающей себя» семье всегда было 2-3 сифона.

Здесь же на остановке, рядом с гастрономом, был и киоск «Морозиво». Мороженое в Одессе было вкусное, это признавали  все, в том числе и   приезжие. Запомнились некоторые сорта и цены: фруктовое 6 коп., томатное 7 коп., молочное 9 коп., сливочное 13 коп., сливочное с наполнителем 15 коп., пломбир 19 коп., ленинградское 22 коп. Были, конечно, и другие сорта мороженного, но помнятся эти, как наиболее часто покупаемые. В те годы (1960-1965) наша семья жила в  городе Баку. А в Одессу мы приезжали каждый год на летние каникулы к близким родственникам. Хочу здесь сразу отметить, что мороженое в столице солнечного Азербайджана по вкусовым качествам и близко «не лежало» с одесским мороженым. Из чего и как изготовлялось мороженое в Баку — сказать трудно, можно только догадываться...

И еще об одесском  мороженом, - в те годы среди одесских детей все еще упорно «ходили» слухи о том, что мороженое делают из молока, в котором купали больных. Эту же легенду, описывая Одессу, вспоминает в своей книге «Белеет парус одинокий» и Валентин Катаев. На годы моего детства этой легенде уже было ни как не менее полувека...



Часто в Одессе можно было встретить желтого цвета прицепы-«бочки» на двух  колесах. Обычно, они устанавливались в «оживленных» местах города и в пляжных зонах. Из них продавали хлебный квас. Большая «пивная» кружка 0,5литра стоила 6 копеек, а маленькая 0,25л 3 копейки. Квас всегда был холодный и вкусный. В это же время стал появляться в продаже и молочный коктейль, но мест по продаже коктейля было не очень много, и всегда там стояла приличная очередь. Первый раз в жизни я тогда его попробовал на выходе из парка Шевченко, когда мы возвращались с пляжа Ланжерон. Мы тогда только что «преодолели» длинный подъем по ступенькам и шли  в сторону конечной остановки «вагона». А остановка тогда была не там, где находится сейчас, а в конце Лидерсовского бульвара, ведущего как раз к спуску на Ланжерон.



Здесь, на этой же аллее, ведущей к трамвайной остановке, в те годы за маленьким складным столиком-прилавком, сидел грузный пожилой мужчина с костылями и торговал мелкими игрушками кустарного производства. На его «прилавке» стояли маленькие, отштампованные из целлулоида и вручную разрисованные Ваньки-Встаньки, лежали шарики на резинке, набитые опилками, обернутые цветной фольгой и обтянутые нитками. Кроме того, там же лежали и пятнистые жучки, и тоже на резинке. Они были сделаны из дерева (деревянное полушарие), и покрашены в темный цвет. На них были нанесены белые пятнышки, а из «туловища» во все стороны торчали «лапки», сделанные из навитой в спираль тоненькой проволочки. Продавец всегда «качал» на резинке одного из своих жучков, и при этом громко, на распев, «причитал»:
  Колорадский жук!!! Колорадский жук!!!
  На резинке прыгает,
  И лапками дрыгает!
  Прыгает — не дышит,
  Только лапками колышет!

Об одесской мусоровозке, леденцах на палочке, пистонах, отрезе на калоши и "сен-сене"

Ежедневно, примерно в одно и тоже время, во двор наведывался пожилой дядька в грязной одежде с надетым поверх нее засаленным фартуком. В одной руке он держал колокольчик с ручкой. Уже подходя к подворотне, он начинал громко звонить колокольчиком. Дойдя до середины нашего маленького двора, он разворачивался и, не переставая звонить, выходил обратно на улицу. Сразу же во дворе начиналось некоторое оживление – из всех четырех парадных торопливо выходили жильцы с мусорными ведрами. А «звонарь» тем временем, надев рукавицы, стоял сзади припаркованной к тротуару, прямо напротив подворотни, машине «мусоровоз» (на базе автомобиля ГАЗ-51).
ГАЗ-51

Он принимал у хозяйки ведро с мусором, поднимал и ловко его опрокидывал над мусороприемником. При этом он обязательно еще и пристукивал перевернутым ведром о ребро мусороприемника, - чтобы отваливались налипшие на стенках ведра пищевые отходы. Затем отдавал ведро обратно и тут же принимал новое ведро. Бывало, возле «мусоровозки» иногда даже образовывалась небольшая очередь из жильцов с мусорными ведрами.

Сейчас уже и не помню как часто, но иногда во двор заходил еще и другой «звонарь» с колокольчиком. Этот колокольчик был поменьше размером, чем у мусорщика, и отличался от «мусорного» более деликатным звоном.  Опытные хозяйки сразу определяли по звуку, что это привезли на продажу керосин. В те годы для приготовления пищи или нагрева воды, очень широко использовались примусы и керогазы.  И опять хозяйки шли на улицу, но уже  с бутылями, банками или круглыми канистрами – пополнить запасы топлива…

А на противоположной от нашего дома стороне улицы Хворостина, рядом с гастрономом, всегда «приторговывали» инвалиды на трехколесных инвалидных колясках. У них можно было купить «вечные» иглы к примусам, «липучки» для мух, заколки, булавки, домашние тапочки и другую мелочевку. Один из инвалидов всегда продавал леденцы на палочках. Леденцы были красного и желтого цвета, в форме петушков, звезд, пистолетов типа «наган». Самыми большими и дорогими были леденцы в виде фигурки футболиста с занесенной над мячом ногой. В последствии, у этого же продавца «конфет», иногда можно было купить вошедшие тогда в моду среди одесской детворы, пистоны к игрушечным пистолетам в маленьких круглых картонных коробочках. Они были тогда в ужасном дефиците. И было бы не справедливым не вспомнить и нескольких бабок, которые здесь же, на углу улиц Хворостина и Мясоедовская, продавали жареные  сЕмачки (семечки), вареные рАчки (креветки)  и вареную пшенку(кукурузу). Кукурузу в Одессе, почему-то, называли «пшенка»…
 В нашем доме, прямо на углу с Мясоедовской (которая тогда называлась улица Шолом Алейхема) находилось ателье по пошиву и ремонту одежды. И здесь же, на этом углу, на тротуаре стоял киоск, в котором продавали ткани, галантерею, маленькие игрушки и прочие мелочи. Все дети из близлежащих домов, выбрав время, когда рядом не было взрослых, любили подойти к этому киоску и с «невинным» выражением лица спросить у продавца: - «У вас есть отрез на калоши?» Реже спрашивали: - «У вас есть туфли для моей кошки?»  Реакция пожилого лысенького, в круглых очках, продавца была «бурной». Он высовывался в окошко и кричал: - «Ой, шо вы мне морочите голову?!!» А иногда он даже высовывал из окошка руку, в которой держал метровую линейку для замера тканей, и махал ею в разные стороны, отгоняя от киоска детей как назойливых мух. Само собой, дети разбегались, но, выбрав момент, снова подходили к киоску и задавали все тот же вопрос.

В соседнем доме №10 была аптека. Это тоже было место «паломничества» детворы из близлежащих домов. Большим «спросом» тогда пользовались соски для бутылок из резины оранжевого цвета. Эти соски мы любили одевать на кран водной колонки, которая стояла у нас во дворе, и «заправлять» их водой. Это было замечательное «оружие» для дворовых водяных войн. Так же в этой аптеке мы часто покупали пакетики «Сен-сен». В пакетике лежало немного темных продолговатых зерен. Они разжевывались, и имели специфический приятный вкус и запах. Кажется, они предназначались для курильщиков, чтобы освежать полость рта и «забивать» запах табака. Может быть название этих зерен было другое, но  я их помню и знаю как «сен-сен». Это был прообраз современных жвачек…  Сколько уж прошло лет с тех пор, а привкус и запах сен-сена помнится до сих пор. Никогда больше с тех лет я о нем ничего не слышал и нигде не встречал.