вторник, 11 декабря 2018 г.

Полет на "рыбалку". Июнь 1993 года


Хочу вспомнить один интересный и поучительный эпизод 1993-го года. Но прежде чем о нем писать, необходимо на короткое время вернуться ровно на год назад.

В конце июня 1992 года наш экипаж выполнял заказной рейс на самолете Ту-134А-3 СХ. Хоть самолеты-аэрофотосъемщики типа «СХ» и не предусматривали перевозку пассажиров, в нашем летном отряде иногда их стали использовать для выполнения заказных рейсов, - таковы были реалии «новых веяний»в стране.  Как правило, пассажирами таких заказных рейсов были крупные бизнесмены и прочий «деловой люд». По сути это были «предвестники» зарождавшейся в стране бизнес-авиации для VIP –персон… 

  Ту-134А-3 СХ
            
Вылетели мы  под вечер в Москву, в аэропорт Внуково. Там  «взяли» пассажиров – 6 человек,  иностранцев, -  все англичане, а с ними еще и переводчик. Далее  полетели из Внуково в Сибирь, - в небольшой сибирский город, расположенный на берегу большой реки.  Из этических соображений,  в этой статье я не хочу упоминать географические названия, а кое где, для удобства повествования, заменю даже их на вымышленные…

Там, в сибирском городке, мы отсидели трое суток, а затем, тем же «путем», отвезли этих  пассажиров во Внуково, после чего возвратились  в Воронеж.
«Наши» пассажиры оказались владельцами английских мебельных фирм, и в этом сибирском городе, куда мы их привезли, они заключали контракты на поставку леса для своих предприятий. Это было как раз то время, когда уже начиналось хищническое разбазаривание природных богатств России. Но сейчас я не об этом…

В аэропорту прибытия наших пассажиров вполне пристойно встретили представители местной администрации  и местного бизнеса, и увезли их в центральную гостиницу.
Что касается экипажа, то мы разместились в аэропортовской гостинице. Честно говоря, этот гадюшник, в котором нас поселили, можно было назвать гостиницей с очень большой натяжкой…

Это был просто одноэтажный деревянный барак, и мы разместились в «зале Чайковского» - комнате мест на 10. Но на тот период мы были привычные к таким спартанским условиям со всеми «удобствами» во дворе.  Рейс у нас получился не простой, летели сюда из Внуково с промежуточной посадкой всю ночь, и конечно, все уже основательно устали. Прежде чем лечь спать, решено было позавтракать, хотя местное время было уже обеденное.
 Мы разложили свой незатейливый «обед», как и положено, на столике, застелив его газетой вместо скатерти.  Нарезали лучок, колбасу, сыр, сало, хлеб купленные во Внуково, достали остатки бортового питания, кипятильником заварили чай.  

Как мне в экипаже и полагается  по статусу бортмеханика, я проверил «надежность» закрытие входной двери нашего номера, и тогда, к обеду, ребята извлекли из портфеля так же купленные во Внуково, пару бутылочек водки. А что  здесь такого? Мы ведь знали, что летим не на один день, поэтому коллегиально и приняли решение об организации своего и питания, и досуга.

Наш командир, Сергей Иванович К. - надо отдать ему должное, как я уже упоминал в некоторых предыдущих главах, был замечательный организатор. И не побоюсь этого сказать – его бы энергию, да в мирных целях, - цены бы не было этому человеку. Наш стол ломился от грамотно подобранного и закупленного в Москве «ассортимента блюд» и напитков. Сервировка тоже соответствовала установленным «правилам» принятым в экипажах Аэрофлота, - начиная от одноразовых вилок и ложек, и кончая «скатертью» из газеты и «салфеток» оторванных от рулона туалетной бумаги…

И вот где-то в процессе обеда, в дверь нашего номера постучали. Мы быстро убрали со стола «вещественные доказательства» нашего нарушения некоторых пунктов нормативных документов гражданской авиации, и я открыл дверь.
На пороге стоял средних лет мужчина в летной форме, на погонах четыре шеврона, - как минимум командир эскадрильи, ну уж во всяком случае, не рядовой, а командный состав. В руке у него был портфель. Он приветливо поздоровался, попросил разрешения войти. Извинился за беспокойство, сказал что он и его супруга родом из Воронежской области, они много лет уже работают здесь в Сибири, он  командир эскадрильи, и его жена работает тоже в аэропорту, - в одной из наземных служб.

- Я узнал, что  сегодня прилетели мои земляки, из Воронежа, - сказал он, - и посчитал своим долгом навестить вас. И, кроме того, у меня к вам есть большая просьба – моя семья собирается в отпуск, и если вы сможете, то возьмите с собой до Воронежа мою жену и дочь-школьницу. А я поеду в Воронеж позднее, пока не подписывают отпуск... Да и мне потом одному, без семьи, легче будет добраться на «перекладных» через один из крупных сибирских аэропортов, откуда есть прямые рейсы до Воронежа...

Тогда, хоть СССР и рухнул, возить «своих» было святое правило, и мы, естественно дали согласие. Он сказал, что проведет на самолет семью сам, так что все будет нормально. Потом он достал из портфеля домашние котлеты из лосятины, соления и местную водку, и наш «обед» продолжился уже вместе с нашим земляком.  Я, к сожалению, не помню уже его имени, и для простоты дальнейшего изложения так и буду называть его земляком…

Наш новый знакомый оказался очень приятным в общении человеком, открытым и эрудированным, с прекрасным чувством юмора (как, в общем то, и все сибиряки). На следующий день утром он приехал к нам на машине, повез нас в город, показал все достопримечательности, побывали мы и на берегу реки, посетили местный универмаг и рынок. Не следует забывать, что это были времена хаоса в стране, поэтому посещение магазинов и рынка в любом городе, куда судьба нас забрасывала, были обязательным ритуалом и приносили несомненную пользу.

Наш земляк очень сокрушался, что если бы он знал заранее о нашем прилете, то организовал бы нам классную рыбалку, где-то за городом. Но предупредил, что если вдруг снова полетите к нам, то накануне обязательно позвоните мне домой, и я, мол, все вам организую.  И такую рыбалку вы не забудете никогда.
Наш командир, Сергей Иванович, записал таки номер его телефона, - он же у нас был самый «деловой» в экипаже, никогда мимо какого-нибудь «знакомства» не пройдет, из всего попытается извлечь пользу или выгоду. Одно слово – командир «нового времени»…

Утром, в день вылета, я принял и открыл самолет, а вскоре наш «земляк» привез к самолету свою семью. Я их разместил в хвостовой части салона, на месте бортовых операторов, ведь как я говорил, что тот рейс мы выполняли на самолете-аэрофотосъемщике  с весьма специфической компоновкой салона.
Да, и кроме того, весьма нежелательно было бы лишний раз семье нашего земляка попадать на глаза нашим английским пассажирам, заказавшим этот рейс.  Кто этих буржуев знает, что у них на уме, - а то еще настрочат  где нибудь кляузу…
Вскоре привезли наших пассажиров, мы распрощались с приветливым земляком, и улетели в Москву. Во Внуково, высадили английских бизнессменов, а затем перелетели в Воронеж. Жену и дочку доставили в целости и сохранности…


Прошел ровно год. И вот в середине июня 1993 года, в конце дня, звонит мне наш командир, и спрашивает с присущим только ему чувством юмора:
- Миша, а что ты думаешь насчет сибирской рыбки? На рыбалку слетать в Сибирь не желаешь?
-А что такое?
- Да ничего! «Готовься», завтра мы тем же составом экипажа летим через Домодедово, и так же с коммерсантами, на три дня, в Сибирь! Туда же, куда и в прошлом году, помнишь?  И я уже звонил нашему земляку – он нас ждет и встретит. Так что поедем на рыбалку!  А его жена уже побежала оформлять отпуск, - по той же «схеме» мы потом отвезем ее с дочкой в Воронеж…

Признаться по правде – я  никогда не увлекался рыбной ловлей, и особого восторга предстоящая «рыбалка» у меня не вызывала. И считаю, что наш командир поступил тогда опрометчиво и некорректно по отношению к нам, членам своего экипажа. Узнав, что завтра нам предстоит лететь в далекий таежный городок, где в прошлом году нам пообещали рыбалку, прежде чем звонить и «напрягать» земляка, надо было бы сначала спросить всех нас – а хотим ли мы после ночного рейса ехать куда то за город ловить рыбу. Кстати, примерно также (как потом выяснилось) подумали и наши ребята - второй пилот Володя Г. и штурман Святослав К.  Но, наш «фюрер» Сергей Иванович «решил» все за нас, и позвонил земляку, а нас лишь поставил перед свершившимся фактом.  В общем, командир поступил неуважительно и по отношению к нам, и по отношению к земляку…

На следующий день  вечером, и опять на «аэрофотосъемщике»Ту-134 СХ,  мы вылетели в Москву, в Домодедово. Там  нам посадили нескольких таких же «бизнесменов» - только на этот раз немцев, из Германии. Так же летели всю ночь, с одной промежуточной посадкой, и рано утром мы уже прибыли в аэропорт «знакомого» нам по прошлому году таежного сибирского городка…


Земляк встречал нас прямо на стоянке, куда мы заруливали. Он приветливо помахал нам рукой. Мы встали на стоянку, выключились, пассажиров встретили и увезли в город, а на борт поднялся наш знакомый. Он улыбается и говорит:
 –Закрывайте и сдавайте самолет, берите с собой только самое необходимое.  Сейчас сразу едем на рыбалку!

Честно говоря, после бессонной ночи мне очень хотелось рухнуть в постель в «гостинице», но не удобно было отказывать гостеприимному хозяину, тем более, что наш Сергей Иванович ему накануне звонил, и земляк все для нас организовал. Поэтому мы взяли с собой привезенные из Воронежа продукты и водку (все таки ведь на «рыбалку» поехали!), и кое-что из личных вещей, я сдал самолет, и мы собрались было идти к выходу с летного поля. Но наш земляк смеется и говорит:
 –Э-э-э, нет! Не туда! Пошли за мной…

Мы пошли за ним в противоположную от выхода с летного поля сторону, вдоль стоянок самолетов, вышли на перрон легкомоторной авиации, и подходим к одному из Ан-2, у открытых дверей которого стоят два молодых парня в летных ХБ костюмах – экипаж самолета. Как говорится – транспорт подан! Вот так сюрприз, «ехать» то придется на самолете…
Командир Ан-2 докладывает нашему земляку о готовности к полету, а тот нас представляет своим пилотам, и приглашает всех в самолет. Мы здороваемся с ребятами и, – а что делать? - все заходим в самолет…

Ан-2 

 Я, честно говоря, не люблю таких фокусов – ну что это за «рыбалка», на которую надо лететь самолетом?!  А главное, мы ведь находимся здесь не как частные лица, а как экипаж и в данный момент у нас должен быть послеполетный отдых, и не приведи Господь, что-нибудь с нами случится, - ведь с треском вылетим с работы! А если что еще похуже?  Тогда  ни пенсии, ни пособий нашим детям, а сколько позора – мы ведь сознательно и нелегально попали на борт самолета! Блин, сплошной криминал!  Ну, и «рыбалка» намечается…

Я высказал свои опасения нашему командиру,  а тот  только рукой махнул,- мол, «не боись», все нормально. Ну, думаю, ты командир, тебе за все и отвечать, авантюрист хренов, «замутил» все это один, не спрашивая нас, а расхлебывать придется всем…
У земляка, а он летит вместе с нами, спрашиваю, - полет-то хоть не криминальный, а то кто вас здесь, «таежных» людей, знает. Он отвечает, что нет, не беспокойтесь – это обычное задание на полет по патрулированию и охране лесов. Сейчас мы пойдем на север, до Коробово.  В Коробово мы выйдем, а ребята улетят обратно. А завтра днем они прилетят снова, и заберут нас...
(названия поселков мною изменены.  М.С.)

В общем, полетели мы на «рыбалку», будь она не ладна…
Полет на Ан-2, как я уже писал ранее, ни с чем не сравнимое удовольствие, под крылом как в песне – зеленое море тайги, летим на север, великая сибирская река то под нами, то чуть слева, то чуть справа. Не могу оторвать взгляд от иллюминатора. Погода прекрасная, на небе ни облачка, самолет слегка побалтывает. Черт с ним, где наша не пропадала, авось обойдется!

Салон самолета Ан-2

В самолете кроме нас никого нет. На откидных сидениях уже стелется «скатерть», - газета, раскладываются продукты. Вкусно пахнет фирменное блюдо жены нашего земляка, которое он принес с собой – котлеты из лосятины. Наш командир нарезает лучок, чесночок, колбасу, сыр. Володя Г. как и полагается второму пилоту, разливает водку. «Рыбалка» начинается…
После первой, закусив, начинаем разговор. Я спрашиваю у земляка:
- А сколько же лететь до Коробово?
–Два часа…

Час от часу не легче. Два часа лететь! Это же около 400 километров…  Ничего себе, думаю, «поездка» на рыбалку! Ну, теперь возврата уже нет, – только вперед…
 Так, за закуской проходит час полета. Наш Сергей Иванович беседует с земляком, мы болтаем с Володей, наш штурман Святослав курит. Краем глаза вижу, что командир наш, Сергей Иванович, встает и просовывается в кабину к пилотам. Я подхожу сзади и слышу – как я и предположил – у нашего Сергея Ивановича появилось ностальгическое желание «вспомнить молодость», - посидеть за штурвалом Ан-2. Я дергаю его за руку и зову в салон...

Он выходит в салон и вопросительно смотрит на меня. Я становлюсь в дверях кабины пилотов, загораживая ее собой, и говорю:
 - Сергей Иванович, только через мой труп! Вот иди, садись на сиденье, хочешь наливай и пей, хочешь закусывай, хочешь спи, - делай что угодно, но в кабину я тебя не пущу! Имей уважение к экипажу и к тому, кто организовал под свою ответственность этот полет! Не хватало, чтобы ты, да еще и в не совсем «адекватном» состоянии пилотировал самолет! Садись, не смеши публику…

Ребята тогда тоже все меня поддержали, а Сергей Иванович поворчал, поворчал, присел да и задремал на откидном сидении...
Коробово оказался небольшим поселком на левом берегу реки, даже дебаркадер свой был. На окраине поселка находился аэродром – просто посадочная площадка на лугу. Самолет улетел обратно, а мы пошли через поселок на другой конец. Нас привели в довольно большое подворье. Нас там ждали, «накрыли поляну». Самое запоминающееся блюдо – это малосольная осетрина, выловленная накануне, сразу засоленная и охлажденная в погребе. Кстати, эти места и подворье (честно говоря, и люди тоже) почему то напомнили мне некоторые фрагменты и героев известного фильма «Угрюм-река» по роману В.Шишкова…


Мы переоделись, нам дали простую, сибирскую, деревенскую робу, на застолье собрались местные егеря.  Часа через два мы, вместе с ними, спустились к дебаркадеру. Там нас ждал водометный катер, и мы в сопровождении этой компании отчалили и пошли дальше на Север. Шли мы на катере часа три, не меньше. Я уже  полностью смирился со всем, мечта была только прилечь куда-нибудь. Кстати, в каюте катера удалось немного подремать.

Река была очень широкой – настоящая полноводная великая сибирская река. В одном месте, где река довольно круто отворачивала вправо, катер сбавил ход и мы стали прижиматься к левому берегу, кругом была дикая тайга. Затем, в зарослях прибрежных кустов, мы вошли в, практически не заметный с реки, приток. Далее малым ходом, местами через заросли камыша,(вот тут я вспомнил профессора Челленджера и  его спутников из книги «Затерянный мир» Конан Дойля, когда они пробирались на челнах в  неведомую страну Мепл-Уайта) мы прошли  по этому довольно узкому притоку,  и  значительно углубились в тайгу.


Затем, мы причалили в каком-то неприметном месте, все вышли на берег, а катер ушел назад. «Капитан» катера  сказал, что  придет за нами завтра утром, а мы в сопровождении местных «егерей» прошли в глубь зарослей. Никаких признаков того, что здесь бывают люди, не было и в помине.  Но, буквально метров через 25, мы поднялись на пригорок, и здесь неожиданно обнаружилась бревенчатая изба – как я ее мысленно окрестил «браконьерская заимка»…


Вокруг тайга нехоженая, заимка с  этой потаенной речки не  видна, сделано  все скрытно от посторонних глаз. Рядом с заимкой лежала прикрытая ветками моторная лодка-казанка. Ее спустили на воду, посадили нас, и мы медленно проехали по  тихим  тайным заводям этой речки, где-то подняли заранее расставленные сети, и вскоре  с уловом вернулись в «тихую» гавань. Попался большой осетр, сомы, налимы, муксун  и  еще  бог их знает кто. Обычные рыбаки-любители наверное пришли бы в экстаз от такой добычи…


Быстро развели костер возле входа в  избу, поставили ведро для ухи, рыбу егеря ловко разделали, нарубили большими кусками и поставили варить. От  избы  нас просили никуда не  отходить, быть  осторожным, так как на этой поляне медведи – частые гости (этого нам еще только не хватало!) Потом была вкусная  уха и большие куски отварной рыбы, чай с травами, ну и потом, конечно, бессонная ночь – гнус и мошка одолели, хоть мы и  были одеты в «энцефалитки». За долгие годы, я, пожалуй, впервые оказался в таком далеком от жилья, диком таежном месте. Да еще и в местах, о которых в различных источниках информации часто встречается много противоречивых сообщений как о местах таинственных и пользующихся дурной славой…

Так что впечатлений было с лихвой, но над всем этим преобладало чувство накопившейся за двое суток усталости и желание как  можно быстрее отсюда «слинять» обратно, в какую ни наесть «цивилизацию», - в аэропорт.
Меня не  оставляло чувство  какой-то тревоги, и я знал, что спокойно вздохну только тогда, когда эта «рыбалка» благополучно закончится.  И ведь беспокоился я, как назавтра выяснилось, не  зря…

 Что же  касается нашего командира, Сергея Ивановича, -  так ему и море по  колено, абсолютный «пофигист». Ночью, к примеру, он поперся в чащу справлять нужду. Я  тогда его за  куртку  потащил назад, - куда, мол, тебя черти несут?!!  Ты нам еще пригодишься  живой, чтобы улететь назад, а то  если тебя здесь задерет зверь -  то и  нам всем несдобровать. Ведь нас тогда в Воронеже просто растерзают!

А он  только хихикал идиотским смехом, мол, ну не могу же я устраивать туалет у костра! Хорошо, вмешались местные «старатели» - они ему говорят:
 - Серега, тебе  дело говорят, вон на краю полянки, чтоб  тебя было видно от света костра, и делай свои дела…

 Ночь тогда показалась какой-то бесконечной, хоть было  и  тепло, но комары  и  мошки доконали. В  избе на нарах -  душно, да  и  там заедают комары, а у костра – прохладно, но воздух аж гудит от насекомых. Мы, все же, предпочли дремать у костра, засунув ноги в пластиковые мешки, время от времени подбрасывая в огонь дрова и стараясь сидеть в едком дыму. Провоняли дымом – как партизаны!
Наконец настало утро, а вскоре пришел и катер, и мы  пустились в обратный путь.

Назад, против течения,  шли дольше по времени, да и  еще какая то веревка попала под  винт и намоталось на вал, разматывали  довольно долго, а катер тем временем дрейфовал по течению обратно.
В  каюте мы дремали в полуобморочном состоянии.  Когда прибыли в Коробово, время близилось уже к  обеду. Наконец мы пришли в подворье, переоделись, а тут над крышей пролетел Ан-2, газанул двигателем и  помигал посадочными фарами -  пришла нам пора идти  в  местный «аэропорт»…


Поблагодарив местную братву за эту незабываемую «рыбалку», мы пошли на луг, - в «аэропорт». Пришли  к самолету, пилоты в этот раз прилетели другие, по  заданию они сейчас должны были перелетать в Бурцево. Этот поселок находится примерно на пол пути от Коробово до нужного нам аэропорта, где стоял наш самолет.  Вот тебе и очередной «сюрприз», - а как же нам добираться дальше?
Земляк смеется, - не волнуйтесь, нас  всех в Бурцево ждет вертолет Ми-8, без нас не  улетит, все  согласовано, экипаж в курсе...


Примерно через час полета мы сели в Бурцево – городок на левом берегу реки, аэропорт уже так, более – менее солидный, взлетная полоса асфальтовая, стоят несколько Ан-2 и  вертолеты, есть даже маленькая изба -  гостиница для экипажей. Вертолет должен был по плану вылетать часа через три, и я говорю земляку – а можно договориться в «гостинице»,  чтобы нас пустили за  наличный расчет  поспать  немного.

Он договорился, все без проблем.  И  мы втроем – я, Святослав и Володя рухнули в чистые и  прохладные постели. Что же  касается Сергея Ивановича, то  он упросил земляка отвести его на лесопилку, которая находилась на краю летного поля, дабы «разжиться» там досками, -  я  ведь в предыдущих главах уже говорил, что  наш командир  в Воронеже вел масштабное строительство: гаража в  аэропорту, и  дачи с баней в  Медовке, - недалеко от аэропорта. А тут вдруг появилась возможность (ну, если может и не на халяву, то совсем не дорого – это точно) «прихватить» партию высококачественных пиломатериалов…

Земляк был человеком порядочным, и тем более, «зависимым» от нашего командира, - ведь он отправлял с нами семью, и естественно  не смог отказать ему в этой просьбе. А  Сергей Иванович, конечно, повел себя непорядочно, - в своем стандартном «стиле».
Если у него была возможность извлечь хоть малейшую выгоду для себя – то чувства меры, совести или порядочности у него в  такие  моменты  отсутствовали в принципе.

Мы, конечно, пытались его отговорить, – и не удобно, имей же совесть, да и  как мы повезем эти доски, -  ведь мы выполняем заказной рейс с иностранцами, класть  доски в самолете  не куда, багажников  на «СХ» нет, да и  мы тебе помогать их таскать и здесь, и в Воронеже, не  будем принципиально. Да и вообще,  тебе тоже  надо бы лечь и поспать, - но все наши увещевания были напрасны, - как  «об  стену горох»!

Наш командир уже почуял «сладкий запах»  халявы и  остановить его  было просто пустая трата сил и нервов. Он пошел с земляком на лесопилку, а  мы мгновенно заснули.
Нас разбудили, когда вертолет уже запустился – было слышно, как он рокочет вдалеке. Мы быстро умылись, оделись, вышли из  «гостиницы» и видим такую картину -  по летному полю со стороны лесопилки медленно рулит Ми-8 с открытыми сзади  грузовыми створками, а здесь, рядом с «гостиницей» на  асфальтовом «пятачке» стоят десятка полтора, если не  больше, людей с вещами, - явно пассажиры, собирающиеся на этом вертолете лететь.

Я никогда в жизни до этого не  летал на  вертолете. И честно скажу, особого восторга и радости от предстоящего полета я не испытывал (к вертолетам у меня давно сложилось особое отношение, о котором я здесь просто не хочу говорить).
 Вертолет, не выключая двигатели, остановился на «пятачке» носом к избе и началась  посадка. Сразу было ясно, что пассажиров больше, чем  мест, а когда мы вошли в  салон и увидели что в середине лежит штабель довольно длинных досок, оставлены лишь узкие проходы по  бортам,  стало ясно, что полетим с  приличной перегрузкой…

На откидных сидениях по правому борту сидел наш  Сергей Иванович, и улыбаясь, жестом приглашал нас занимать «застолбленные» им места. Я, перекрывая шум  двигателей и редуктора, спрашиваю:
 - Только  не говори, Серега, что  эти доски твои!
Он, улыбаясь, кричит мне в ответ:
 -  Не угадал, именно мои!

Вот ведь бессовестный, и  считает что все  это нормально! Во-первых, как неудобно перед  земляком, - он и  так все для нас сделал (понравилась нам «рыбалка» или нет -  это второй вопрос,  но он  весь выложился, чтобы сделать нам приятное, - причем от  всей  души), а наш командир вошел  «во вкус» и потерял всякое понятие приличия. А во-вторых, он напряг своими досками экипаж вертолета, а в-третьих, все – и  экипаж вертолета, и пассажиры, и мы стали своего рода заложниками в явно перегруженном вертолете, благодаря его, Сергея Ивановича, «стараниям»…

Вокруг все  гремело, тряслось, часть пассажиров разместились на досках и полу, створки закрылись, пилоты добавили газа, вертолет  завис на  высоте 1-2 метра  и задом (о, ужас!) полетел над полем к взлетной асфальтовой полосе. Над полосой он развернулся, стал вдоль  оси, сбросил газ и  приземлился. Ну, думаю, вот это мы вырулили, - чисто по «вертолетному»!


Через минуту пилоты опять добавили «чада», вертолет побежал по полосе, опустил немного нос и  тяжело пошел вверх. Грохот над головой и вибрация, по моим, «самолетным» понятиям были  ужасны! В процессе полета я заглянул через плечо бортмеханика в кабину – мы шли на эшелоне 1800 метров, а скорость была как и  у Ан-2, -180 км/час. Минут через 30 мы стали снижаться, прямо над тайгой, уйдя  довольно далеко в сторону от  реки.

Вскоре внизу, прямо в  тайге,  показалась поляна с несколькими избами на краю. Наш вертолет приземлился прямо у околицы, один пассажир – мужик с довольно мрачной внешностью, вышел и  с большим рюкзаком на спине, не оглядываясь  направился  не к домам, а  в  тайгу…
Вертолет  вертикально взмыл вверх, и  наш полет продолжился дальше.
И  вот  тут нас  ждал еще один «сюрприз». Бортмеханик вертолета поворачивается  в салон и  кричит нам  - мол, это вы что ли экипаж воронежского самолета?
- Да, мы! - отвечаем.

А он и говорит, диспетчер интересуется, на  борту ли вы сейчас, так как  ваши пассажиры (немецкие бизнесмены) закончили переговоры и  собираются сегодня же, по готовности вылетать  в  Москву. План на вылет подали, вылет через два часа, техники  уже пошли готовить  самолет…

Вот  это да!!!  Вот так «влипли»! Ведь по плану улетать должны были только завтра под вечер. А сейчас, - мы уставшие, уже третьи сутки «на ногах», не бритые, голодные, покусанные насекомыми и пропахшие дымом – и через два часа вылет! И путь в Воронеж не близкий – более 6 часов  только лететь, да еще и через Москву.
А еще нам  сейчас надо будет проходить медконтроль…
Ну просто реальный экстрим, блин!  Не зря, видимо, меня вчера весь день одолевала какая то необъяснимая тревога.
Как бы эта «рыбалочка» не вышла нам боком…

А тут  еще эти доски нашего командира. Я говорю ему  -  ты как хочешь, можешь обижаться, можешь и нет, только я твои  доски  не разгружать, не загружать в самолет не буду -  я тебя об этом  предупреждал!
И наши ребята ему то же самое сказали, - тут бы хоть себя как то в порядок привести немного, ведь времени в обрез...

Когда наш вертолет приземлился и  зарулил на  стоянку,  мы вышли, поблагодарили  экипаж, и  поспешили в  гостиницу -  приводить себя в порядок, умыться, побриться  и поесть.
Командир остался у вертолета организовывать транспортировку и погрузку своих досок в наш самолет. Он  опять, хотел было,  поднапрячь земляка, но земляку и самому надо  было срочно ехать домой и  в связи с изменившейся ситуацией, собирать в дорогу семью.

Мы, насколько это возможно, привели себя в надлежащий вид, успели немного поесть, и пошли готовиться к вылету. Подъехал и наш земляк с семьей…
Мы прошли медосмотр (естественно соврав дежурному врачу, что нормально отдыхали), и я пошел  принимать самолет, а земляк следом за мною на самолет привел свою семью.
В хвостовой части салона на полу уже лежали  доски, и в салоне резко пахло  свежераспиленной сосной. Если пассажирам понадобится в полете выйти в туалет, то идти им придется прямо по доскам! Вот позор!
Ну, думаю, без скандала этот рейс явно не закончится…

Вскоре приехали пассажиры, и мы улетели из этого сибирского городка. В полете работали  мы втроем, - второй пилот, штурман и я.  А командир наш откинулся в своем кресле и почти весь полет спал. Как  же, совсем со своими  досками «заработался»!
Немцы оказались пассажирами не  требовательными, - видать заключили очень выгодные сделки, и весь полет на радостях пьянствовали и пели песни.

В  Домодедово наши  пассажиры - радостные и пьяные немецкие «друзья и партнеры», пожали всем нам руки, поблагодарили за полет и их увезли в аэровокзал.
А мы, после часовой стоянки в Домодедово, улетели домой. Жену и дочку нашего земляка, как и в прошлом году, с комфортом и без проблем мы привезли в Воронеж…

Надо признать, что тот рейс получился весьма не простым, даже можно сказать трудным - я ведь в своем повествовании не стал вдаваться в некоторые нюансы и подробности, коих было тогда еще немало, но говорить о них публично даже сейчас, когда минуло четверть века, считаю излишним. Название этой главы «Рыбалка» тоже весьма условно передает суть того события – согласитесь, ну какая же это была рыбалка? Однако рыба, конечно была. И еще какая!
И хоть прошло уже много лет с того далекого июня 1993 года, поневоле в памяти этот полет на «рыбалку» остался как одна из очень ярких вех в моей летной биографии…




1 комментарий:

  1. Жесть, однако! Хорошо, хоть закончилось благополучно.

    ОтветитьУдалить