понедельник, 19 ноября 2012 г.

О проходном дворе, "считалочках", играх, конфетах, хлебушке и "украшениях" окон

Мне  было всего шесть лет, и я еще не ходил в школу, но многие эпизоды этого периода детства отчетливо помню до сих пор. Тогда, в середине 50-х годов, наш одесский двор дома 8 по улице Хворостина (ныне ул. Прохоровская) был проходным. Если пройти от подворотни в левый угол двора, то там, рядом с подъездом, был проход к сараям и общественному туалету. Спустившись на пару ступенек и пройдя мимо нескольких сараев, проход «упирался» в общественную уборную. А эта уборная и была своего рода проходом между двумя дворами, - она была «двухсторонняя» и имела выход как в сторону нашего двора, так и во двор дома № 14 по улице Мясоедовской. Этот двор был не в пример больше и просторнее нашего, больше походившего на каменный колодец. Почти все ребята, вроде меня или немного постарше, большей частью гуляли и играли в этом дворе вместе с местной детворой. Влево от туалета шли в два или три ряда невысокие сараи. Бегать там, прятаться или играть в войну – лучше места и не придумать.

Как и всегда в играх, чтобы определить «водящего», были считалочки.
В те годы в нашем дворе наиболее популярными и «ходовыми» были считалочки:
«В нашей маленькой компании
Кто то сильно навонял!
Раз, два, три
Это верно будешь ты!»
      Или:
«Я сидел, читал газету,
Кто то выпустил «ракету»!
Раз, два, три,
Это верно будешь ты!»    
            (В общем то, в обоих считалочках, «тема» была одна и та же…)

На кого выпало «ты!» - должен был водить. Все просто и понятно. Кстати, потом никогда в жизни этих «считалочек» я не слышал, - ни в других городах, ни от своих детей и внуков.

Весьма популярной у ребят игрой тогда была «маялка». Видимо, от слова «маяться». Маялка представляла собой маленький мешочек из куска старого носка или чулка, в котором была зашита горсть семечек (или сухого гороха, фасоли, пшена и т.п.)  Эту маялку ребята по очереди «жонглировали» тыльной стороной стопы ноги, стараясь как можно дольше ее не уронить.

Ребята постарше, школьники, любили играть в «цурки». Я был еще мал, и меня в эту игру не брали, более того, даже отгоняли подальше (во избежание травмы). Правил игры я не знал, но в общих чертах это выглядело так: каждый играющий имел свою биту, сделанную из небольшой доски. Сама «цурка» представляла собой прямоугольный четырехгранный чурбанчик с заостренными, как заточенный карандаш, торцами. На каждой боковой грани «цурки» была вырезана насечка, - с одной стороны одна, на другой две, на третьей три, а на четвертой в виде буквы Х.  Цурка ложилась на ровном месте, потом играющий легонько бил ребром своей биты по заточенному концу. Цурка, кувыркаясь, взлетала. Вот в этот момент ее и надлежало на лету со всей силой ударить плоской частью биты. Цурка как пуля летела вперед. Затем смотрели, какой гранью она легла к верху. Затем бил другой игрок. Эта игра и в самом деле была довольно опасной, не редки были случаи травм, можно было даже глаза лишиться.

В те годы люди в стране жили дружно, можно сказать – одной семьей. Но, бедновато… Время было тяжелое, продуктов не хватало. У продуктовых магазинов вечно собирались очереди. Нормы отпуска продуктов были ограничены, - столько то «в руки». Из за этого часто родители вынуждены были «ставить» с собой в очередь и детей. Помню, таким способом неоднократно покупался сахар рафинад в высоких и узких ( шириной на 4 куска) коробках сине-белого цвета, - коробка на «душу». А вот двери квартир в течении дня у всех были открыты, можно было свободно заходить к соседям.  Двери закрывались только на ночь. Такого уродства, как железные двери, глазки, решетки, тамбуры, домофоны и прочее – не было и в помине. Думаю, если бы тогда кто ни будь сказал, что наступят такие времена, как стало сейчас – то такого человека посчитали бы сумасшедшим фантазером.

Сладостей и угощений, таких которые сейчас можно купить в любом магазине или ларьке, тогда не было. Однако, это ни сколько не отражалось на нашем счастливом детстве. Нам хватало и простеньких конфет («подушечки», «театральные», «собачья радость», «кис-кис» и другие), было и  много фруктов. Причем – не отравленных химией, как сейчас.

Мне запомнился мальчишка, немного старше меня,  из двора 14 дома, - его, кажется, звали Фима.  Он частенько появлялся во дворе с бутербродом в руке. Это был (как он называл)  или «хлебушек с халвичкой», или «хлебушек с хамсичкой». Такой «бутерброд» представлял собой кусок серого хлеба, который был посыпан крошкой халвы, или хлеб, на котором лежало насколько выпотрошенных килек пряного посола. Отсюда и название «бутерброда».  Фима иногда угощал или делился своим «хлебушком». Но, самым популярным «угощением» у ребят, конечно же были жаренные семечки и вареная кукуруза (семачки и пшенка, - как говорили в Одессе)  Семечки можно было купить практически на любом углу, более того, многие дети знали даже некоторые адреса в близлежащих дворах, где всегда и в любое время можно было «взять» только что пожаренные, еще горячие, семечки.

Незадолго до наступления Нового года, в Одессе многие люди украшали окна своих жилых комнат. «Украшение» представляло собой вату, в изобилии проложенную в межоконном пространстве. Она, видимо, изображала снежные сугробы. На эту вату выкладывались несколько  елочных игрушек. Часто вата накрывалась куском белой ткани, что было более эстетично.  Иногда эти «сугробы» посыпались разноцветными стеклышками от битых елочных игрушек и мелко нарезанной серебристой фольгой. А иной раз, все вышеперечисленное, сочеталось вместе. Бывало, сбоку, так же между стеклами, на эту вату пристраивали и нарядно украшенных фольгой небольших кукол.

Комментариев нет:

Отправить комментарий