среда, 19 декабря 2012 г.

Авиамодельный кружок бакинского Дворца пионеров. 1960 год

Об авиамоделизме я упоминал период, когда я занимался у Георгия. А ведь это увлечение я пронес, правда, с небольшими перерывами, через всю жизнь.
Впервые я увидел авиамодели,  которые успешно летали, в Будапеште. Мне тогда было 5 лет. С папой мы смотрели, как запускали кордовые модели на специальной площадке, огороженной металлической сеткой (кордодром). И эта площадка находилась где то в парке Варошлигет, недалеко от дома, где тогда жила наша семья. Помню даже, что одна модель взлетала со специальной тележки, которая потом после отрыва от земли «отваливалась» от модели (скоростная кордовая модель) Это было интересное зрелище, но мне оно показалось слишком шумным. В общем, особого впечатления эти полеты и модели на меня не произвели.

 Интерес к авиамоделям у меня появился только после полета на самолете в 1959 году. Уж и не помню от кого, но я  узнал, что в авиамодельный кружок можно записаться только ученикам не младше пятого класса. А я пошел тогда только в четвертый. Как то раз мы с папой купили и собрали простейшую схематическую модель планера. У него были треугольные крылья и оперение. Эти «треугольники» образовывали ниточные кромки, натянутые на сосновые рейки-лонжероны. А в качестве носового груза была прямоугольная полоска фанеры с закругленными нижними углами. Обклеена модель была папиросной бумагой. Мы тогда собирали модель на клее БФ-2.  И наш планер, хоть и не «очень», летал! Мы его запускали в большой комнате, при сильном толчке он довольно резво шел вверх, ударялся о потолок и падал. Если сказать по «научному» - модель кабрировала. Но, тогда я о теории полета ничего не знал. Судьбу этой модели я не помню, но на улице мы ее не запускали.

Потом помню еще два эпизода, связанные с моделями. Первый раз к нам в класс, поздней осенью,  на классный час или на урок труда, который был последним в тот день, и было уже темно (в четвертом классе я учился во вторую смену), привели двух пионеров из старшего класса. Наверное, это были пятиклассники. Они принесли маленькую модель  с резиномотором, очень по форме похожая на тот планер, который мы делали с папой, но она была очень легкая - сделана из соломы и обтянута тонкой конденсаторной бумагой. И это был не самолет, а летающая игрушка «Спутник», которая представляла собой «крестолет» с четырьмя треугольными несущими поверхностями, и с толкающим винтом, лопасти которого были вырезаны из ватмана.

Ребята эти занимались во Дворце пионеров, и тогда была «обязаловка» для кружковцев создавать в своих школах первичные авиамодельные кружки, привлекая младших школьников. За привлечение младших школьников и «выставление» на городские соревнования по различным видам летающих игрушек, команды хотя бы из двух человек, -  в авиамодельном кружке вручали удостоверение «Пионер-инструктор». Нам объяснили устройство модели, нарисовали на доске чертеж с основными размерами, и предложили сделать самим такие же.    Конечно, ничего подобного ни я, ни мои одноклассники не сделали.


А второй эпизод произошел весной 1960 года. Было уже тепло, даже жарко. Под вечер толпы детей «гоняли» по двору, играя в различные игры. Полон двор радостной детворы, много и взрослых гуляли, присматривая за детьми, или просто сидели на лавочках и разговаривали. У нас был большой двор, образованный пятью домами, принадлежащими Каспийскому пароходству. И вот тогда, в месте где начиналась центральная площадка, на которой мы обычно играли в футбол, стихийно возникла толпа детей и взрослых. Все окружили мальчика, причем не из нашего двора. Он, скорее всего, пришел к кому то в гости. Мальчик был немного старше меня, и был одетым в пионерскую форму — в синих шортах и белой рубашке с алым пионерским галстуком. В руках у него была схематическая резиномоторная модель самолета. Модель была обтянута белой папиросной бумагой с красивыми красными звездами на крыльях и на киле.

Сделана модель была аккуратно, и своим видом, без преувеличения, произвела во дворе фурор. Никто из детей тогда ничего подобного никогда не видел. И я тоже как завороженный смотрел на модель с яркими звездами и на ее хозяина, который самодовольно улыбался. Женщины и бабушки, которые тоже сбежались со своими детьми поглазеть на это «чудо» - летающую модель, наперебой громко хвалили этого моделиста, приговаривая: - «.. Вот это да, молодец, - какой самолет  сам сделал! Настоящий пионер!..»

Общий вид схематической модели самолета с резиномотором


 Моделист пальцем закрутил резиномотор и выпустил модель в воздух. Все затаили дыхание… Самолет плавным правым виражом немного набрал высоту, так же плавно спланировал на асфальтовое покрытие площадки, - не пролетев и полного замкнутого круга. Но он летел! Вся малышня как сумасшедшие кинулись за летящим самолетом, норовя его поймать. Кстати, эта «тенденция» - ловить садящуюся модель самолета, - присутствует среди детей и даже некоторых взрослых и по сей день. Это вполне ответственно заявляю. Даже если перед полетом сразу предупреждаешь, чтобы не бегали и не пытались ловить модель - все напрасно, сразу все забывают. Даже не знаю чем это объяснить, скорее всего - низкой культурой поведения и присущего некоторым «индивидам» дикого нрава. Это «явление», к сожалению, я наблюдаю всю жизнь, поэтому то и предпочитаю летать на моделях без зрителей, во всяком случае, - подальше от них. Иной раз даже замечал — специально хватают модель так, чтобы ее повредить, «проверить» на прочность обтяжку или что то сломать. Горький опыт поломок и повреждений «любознательными зрителями» у меня есть в достатке... 

Осенью 1960 года я записался в авиамодельный кружок во Дворце пионеров. Первое посещение кружка потрясло мое воображение — столько много там было ярких и красивых авиамоделей! Ими были завешаны все стены, но основная часть их висела под потолком, - рядами и очень плотно, на специальных проволочных растяжках, натянутых между стенами поперек комнаты мастерской. А в первой комнате ( помещение авиамодельного кружка состояло из двух больших комнат), которая являлась не мастерской, а скорее выставочным залом, висело много стендов с фотографиями, стояло несколько стеклянных ящиков, правильнее сказать витражей. И на их стеклянных полках стояли небольшие красивые  летающие модели, по большей части «комнатные» модели и летающие «игрушки», но до чего аккуратно и красиво сделанные! И под потолком висели во всей своей красе различные  модели всех классов, - для наглядности, наверное. В двух углах комнаты стояли прикрепленные к стене настоящие пропеллеры от самолета По-2 (!) В общем, обстановка там была самая что ни наесть «авиационная», мне очень понравилось.

На первом занятии  руководитель кружка Матвеев Владимир Николаевич рассказал об авиамоделизме, о том, чем будем заниматься. В процессе вводного занятия он запускал различные комнатные модели и «игрушки». И ведь все так здорово летало, все дети сидели как зачарованные... Потом нас «разбили» на несколько групп, и мы группами стали клеить каждый свой тепловой бумажный воздушный шар. Все работали старательно, и где то к концу сентября на очередном занятии мы под руководством Матвеева вышли в парк возле Дворца и со специальной тепловой установки надули и запустили каждый свой шар. И ведь они летали!

Шар нашей группы полетел очень хорошо, день был тихий, и его только слегка сносило в сторону линии бакинского фуникулера. Немного не долетая до эстакады фуникулера, наш шар плавно приземлился. Все с радостными криками бежали за ним, но один из ребят оказался наиболее проворным, и добежал первым. Мы все во всю глотку ему орали - « Не берись за горловину, а то порвешь шар!...» Это нас так проинструктировал Матвеев перед полетами, и рассказал, как надо аккуратно удалить теплый воздух и свернуть шар. Но куда там! Этот мальчишка ( Грязнов Олег, - надо ж, даже имя помню!) забыл все на свете, и сразу же схватил шар за горловину. И сразу оторвалась вся нижняя часть шара, - ведь нагретая и размягченная папиросная бумага очень «слабая», - нас предупреждали. Так бесславно закончилась «летная» жизнь нашего шара.

А потом, на последующих занятиях, мы строили из реек Т-образную летающую игрушку «Одуванчик», уже каждый свой. Это была простейшая модель вертолета, и представляла собой пропеллер с вертикальной палочкой-осью. Крутанув в прижатых ладонях за ось этот винт — тот довольно неплохо летел, сначала вверх, а потом плавно снижаясь вниз.
А потом, после смерти отца, я много занятий пропустил, а когда все же пришел, оказалось, что я сильно отстал от всех ребят… И я перестал ходить в кружок, хотя, конечно, очень хотелось…  Модели, которые я пытался строить дома сам получались «не очень», и практически не летели. А на следующий год я записался в авиамодельный кружок Парка пионеров, к Акопову.  Этот период я уже упоминал в предыдущей части.

Комментариев нет:

Отправить комментарий