четверг, 13 декабря 2012 г.

Авиамодельный кружок бакинского Парка пионеров. 1961 год

Я сильно благодарен Акопову за то, что он вел занятия авиамодельного кружка не стандартно, вопреки утвержденным методикам обучения во внешкольных учреждениях (а я прекрасно знаю эти «методички», так как сам вел кружок в начале 80-х годов, а эти документы не менялись несколько десятилетий).

Занятия авиамодельного кружка СЮТ-2 Советского района г.Воронежа. 1980г.

Суть «метода» Георгия сводился к тому, что он давал нам, детям, теорию основ конструкции самолетов и основу теоретической аэродинамики, причем под запись, с соответствующими схемами и формулами. Эти занятия он проводил один раз в неделю, а кружок мы посещали 3 раза в неделю – вторник, среда (после школы), и в воскресенье, с утра. Конечно, сильно голову он нам не забивал, но многим, а уж мне в особенности, эти занятия теорией были очень интересны.

Георгий всегда носил с собой  довольно толстую кожаную папку, сродни современному дипломату, только с закругленными углами и без ручки, - такие папки были тогда очень модны и носились «под мышкой». Эта папка была полна книг, учебников, журналов и брошюр по авиации и авиамоделизму. Для большинства из нас Георгий был авторитет. Думаю, он быстро заметил мой неподдельный интерес ко всему, что связано с авиацией, давал мне домой читать интересные книги о конструкциях самолетов, свою общую тетрадь-конспект. Я переписывал к себе в общую тетрадь все материалы его «лекций» по конструкции и аэродинамике, - с формулами и схемами. И главное, мне было это не только безумно интересно, но и все понятно. Я впитывал эти основы знаний как губка воду. Как сильно это мне пригодилось потом, когда я поступил в училище! Без преувеличения скажу – и в училище, и при переучиваниях в школах высшей летной подготовки, и при переаттестациях, и на всех сборах по повышению квалификации, при повышении и подтверждении класса и прочих курсах и учебах, - по этим предметам у меня ниже пятерки оценок не было. А ведь основы знаний и любовь к этим наукам привил мне Георгий.


Я связываю свои знания по аэродинамике в первую очередь с именем Георгия. Чего только стоили его доходчивые пояснения по влиянию угла атаки или формы профиля на коэффициенты подъемной силы и лобового сопротивления! Причем, абсолютно доходчивым языком, понятным даже школьнику-шестикласснику! Честно говоря, когда я учился в училище, многие курсанты «тряслись» перед уроками аэродинамики. Некоторые просто зазубривали каждое определение и формулу, а я ничего особо нового для себя тогда и не услышал, просто получил по этому предмету более углубленные познания. За это огромное спасибо Георгию.

  В первый раз, когда я пришел в Парк пионеров, на веранде в первом по счету кабинете, где размещались директор и методисты, мне указали на предпоследнюю дверь. Там размещался авиамодельный кружок, и в этот момент шло занятие. Я робко подошел к открытой двери и остановился, не решаясь зайти. В глубине комнаты за столами работали несколько ребят моего возраста, - что то пилили, резали, приматывали нитками, клеили. Явственно чувствовался запах пиленой древесины и нитроклея (эмалит), - характерный запах авиамодельной мастерской тех лет. Кстати, сейчас запахи авиамодельной мастерской совершенно другие.

Хочу здесь вставить небольшую историческую справку: когда я прилетал в Баку в конце 70-х годов - Парк пионеров еще существовал. Затем так сложилось, что почти 20 лет я в городе не бывал, - тогда наш рейс из Воронежа (уже на Ту-134) ходил в Баку "с разворотом". После кратковременной стоянки 1- 1,5 часа мы улетали обратно, и чаще по расписанию рейсы в Баку были ночью. После этого в город я попал только весной 2000 года, и само собой прошел по памятным местам детства. На территории бывшего парка Пионеров (и по сей день) располагается посольство Турции...

 Вот только нигде, - ни на стенах, ни под потолком, ни на столах не было видно ни одной полностью сделанной модели самолета. Совсем не так, как во Дворце пионеров, куда я начинал ходить в прошлом году. Там все было увешано моделями самолетов, стендами с фотографиями, плакатами, и где была огромная масса детей. Иной раз «приткнуться» к углу стола или верстака было проблемой. Вот это была массовость! Зато, здесь, в Парке пионеров, присутствовали покой и доброжелательность. Это было сразу заметно. Слева от двери тогда стоял письменный стол, за ним сидел молодой мужчина, чернявый армянин с гордой осанкой и характерной кавказкой внешностью. Перед ним на столе лежала вышеупомянутая папка-портфель, она была раскрыта, видны были книги. На переднем плане мне запомнилась книга, на обложке которой был изображен самолет Як-18 со звездами на борту, который на фоне спортивного аэродрома горделиво набирал высоту. Название книги сейчас уже не помню,  или «Дорога к звездам» или «Путь в космос», - во всяком случае, эта книга была о первом космонавте Земли Юрии Гагарине.

  Я поздоровался с руководителем и робко спросил – можно записаться в авиамодельный кружок. Георгий (а это был, разумеется, он) своим сочным баритоном, который не спутаешь ни с каким другим голосом, спросил где, в каком классе и смене я учусь. Я ответил, он не спеша открыл журнал, записал все мои данные. Затем он встал из за стола, подошел ко мне и сказал: - « Меня зовут Георгий Артемович, занятия у нас проводятся по вторникам, средам с 3-х часов дня, а в воскресенье с 9-ти часов утра. Сейчас ступай домой, приходи на следующее занятие. На занятиях при себе иметь карандаш, линейку, ручку, а так же тетрадку, желательно в клетку…» Вот так и состоялось мое знакомство с Георгием.

  Уже тогда, своим детским умом, я стал понимать, что за мое трудолюбие и неподдельный интерес к авиации, Георгий через некоторое время  стал меня «выделять», всегда объяснял мне все, что меня интересовало. Он давал мне, разумеется, по моей просьбе, домой вышеупомянутый конспект лекций по общей конструкции самолетов, давал читать книги по авиации и авиамоделизму. Некоторых книг я даже помню названия – это «Основы конструкции реактивных самолетов», «Реактивные самолеты Мира», «Крылья молодежи».
Через пару лет, когда  Георгий уже не работал руководителем авиамодельного кружка, подарил мне те книги по авиамоделизму, которые у него остались. Они до сих пор у меня, и я время от времени ими пользуюсь. В первую очередь по проектированию моделей. А в 1981 году, когда я на пол ставки вел авиамодельный кружок на СЮТ-2 нашего района, готовя свою команду к первенству области среди школьников, я выбрал планер А-1 западногерманского спортсмена Ортхоффа из книги, подаренной мне в те годы Георгием. Схема, точнее чертеж, этой модели была помечена Георгием, - карандашом там было приписано «Челяков», - был такой мальчишка  в нашей группе в те годы. В таблице профилей я выбрал так же помеченный Георгием профиль крыла для Челякова.

Так вот, эту модель я и помогал построить своему воспитаннику, - к сожалению, не могу сейчас вспомнить его имя и фамилию. Модель «подобранная» Георгием еще в 1961 году и снабженная «его» профилем крыла, стала чемпионом области 1981 года, а в последнем туре попала в мощный «термик» и ушла навсегда, - набирала плавными кругами высоту, пока не пропала в глубине неба…  Были у нас тогда в Первенстве области среди школьников хорошие результаты и в других классах моделей. Тогда наша команда в суммарном зачете заняла второе место. Это был очень высокий показатель по тем временам, ведь команд было очень много. Это была достойная память моему наставнику – Георгию.

Модель планера А-1.  1981г.



  Очень яркое впечатление оставила экскурсия авиамоделистов в аэропорт Бина, организованная Георгием. Это было зимой 1961-1962 годов. Тогда на экскурсии было человек 10-12, не больше. И это хорошо! Всем везде хватало места и должного внимания. Короче – было весело и интересно.
 В первый раз нас постигла неудача – мы собрались в назначенный день на Сабунчинском вокзале (пригородного сообщения), а Георгий не пришел. На следующем занятии он извинился и сказал, что в тот день была не та смена, с которой была предварительная договоренность. Экскурсию перенесли на несколько дней. Во второй раз, отпросившись из школы, мы утром собрались в Парке пионеров, возле кружка. Ждали Георгия. Все заметно волновались, как бы снова не было «прокола». И когда все увидели спускающегося с пригорка гордой походкой, Георгия, был всплеск бурной радости! Как  ни как – а мы уже были коллектив, объединенный общими интересами. У Георгия было прекрасное расположение духа, он сказал, что все нормально, едем.

Мы поднялись по этому же пригорку и пошли по ул. Бакиханова. У всех было приподнятое настроение, шли, разговаривали, шутили. Георгий тоже поддерживал разговор, иногда слегка «осаживая» наиболее ретивых. Вскоре дорога пошла вниз, в так называемый «завокзальный» район. Мы пересекли улицу Чапаева, по которой ходили трамваи,  и вышли на Московский проспект. В этом месте он идет вдоль ограждения с кустами, за которыми проходит железная дорога пригородного сообщения. Затем перешли через проспект и прошли в проход в каменном ограждении, перешли рельсы и поднялись на перрон. Это была платформа «Фиолетова». В это время подошла наша электричка, Георгий бегом забежал в кассовый зал, а нам велел заходить в вагон. Мы все зашли в вагон, но стояли в тамбуре и ждали  своего руководителя.

В тот момент волнение достигло апогея. Электричка дала сигнал отправления, и поезд медленно двинулся вперед. В это же время, из кассового зала, «вылетел» взволнованный Георгий и, уже на ходу, заскочил в наш вагон. В те времена в Баку ходили электрички старого образца, и двери вагонов у них не закрывались автоматически. Старшие ребята, стоя у открытых дверей, подхватили вскочившего Георгия под руки. Все облегченно вздохнули, а затем радостно прошли в вагон. Народу было не много, мы расположились все вместе на четырех стоящих друг к другу сидениях справа и слева от прохода.

Всю дорогу мы разговаривали на авиационные темы, горячо обсуждали на днях состоявшийся перелет двух самолетов – Ил-18 и Ан-12 из Москвы в Антарктиду, которые впервые в истории доставили смену зимовщиков на Советскую антарктическую станцию «Мирный» по воздуху. Георгий активно участвовал в разговоре, давал разъяснения по многим непонятным нам вещам. В разговорах с нами, Георгий иногда любил прихвастнуть, или легонечко приврать. Но делал он это с каким то особым шармом, его всегда приятно было слушать. Так мы и ехали, через Сабунчи и Сураханы в аэропорт.

Комментариев нет:

Отправить комментарий