четверг, 27 декабря 2012 г.

Воздушная прогулка над Одессой, 1963 год. Часть 2.

Этот день, как я уже говорил, был тихий и ясный. Видимость была великолепная. Я рассматривал летнюю Одессу, узнавая к своему восторгу, знакомые места. Хорошо запомнились мелкие промышленные предприятия, автопарки, мастерские, склады предместий, железнодорожные пути и обширная сеть железнодорожных строений в районе Заставы. Развернувшись после взлета вправо более чем на 180*, самолет летел в сторону Пересыпи, плавно временами подворачивая вправо. Одесса во всей красе раскинулась как раз по правому борту. Я узнал автовокзал, увидел «московскую дорогу» с мостом через железную дорогу и рядом с ним склады. К этому мосту я несколько раз ездил с товарищем с нашего двора на велосипедах.  Чуть дальше, в зелени деревьев был виден хаос из крыш домов района Молдаванки. Там же где то был и наш дом на ул. Хворостина. Хорошо была видна радиовышка.

Вскоре мы прошли над грузовым портом, - это район Крыжановки, и полетели над морем вдоль береговой линии. Прекрасно был виден морской порт, стоящие у причалов и на рейде суда, дамба и маяк. Видно было и Потемкинскую лестницу, купол оперного театра, стадион, Ланжерон, Аркадию и другие знакомые места. Где то в районе 10 станции Большого Фонтана (Аркадия была почти под «правым крыло»), мы снова пересекли береговую линию и полетели над садами, дачами и частным сектором этого района, город был весь как на ладони. Затем прошли над взлетной полосой и стоянками аэропорта Центральный. Того чувства «некоторого» страха, который сопровождал меня в моем первом полете 4 года назад, не было и в помине. Было только чувство неописуемого восторга!

 Вскоре самолет опять начал разворачиваться вправо, под нами опять проплыли железнодорожные пути, склады, пакгаузы и грузовые составы в районе Заставы. После разворота мы начали снижаться и заходить на посадку. Пролетели Овидиопольское шоссе, началось поле аэродрома. Под углом вправо шла старая полоса, покрытая металлической сеткой. Через несколько мгновений под крылом плавно проплыл торец ВПП с «зеброй» и множеством черных следов от покрышек колес самолетов. Самолет мягко коснулся полосы, немного пробежал, снова «задрал» нос, и поскрипывая тормозами «важно» порулил к аэровокзалу. Полет был закончен.

Одесский аэропорт

Самолет остановился напротив аэровокзала, рядом с выходом в город для прибывающих пассажиров. Выйдя из самолета, я сразу пошел к кассе для «воздушных прогулок», которая была организована в служебной двери аэровокзала, рядом с его левым углом - со стороны привокзальной площади. Здесь, у кассы, стоял большой рекламный щит и была небольшая очередь. Я сразу занял очередь, а в душе был страх, что мне могут и не продать билет, - маловат я все таки был, 14 лет. Запомнился маленький скандал в очереди, когда кассирша без очереди продала несколько билетов одному дядьке в форме аэрофлота, - на всю его семью. При этом она громко, с чисто одесским акцентом, «парировала» недовольные возгласы очереди фразой: – «А шо вы хотите?! Это наш работник! Так почему бы мне таки не продать ему билеты в первую очередь?!»




 Вскоре и я купил билет. Сейчас не помню, но кажется, продали билет без проблем. Опять я был на «седьмом небе» от радости! Правда, на отлетающий рейс я не попал, пришлось ждать следующего, около получаса. Зато я побродил по аэропорту, насмотрелся на улетающие и прилетающие самолеты, что само по себе представляло для меня ценность. Впоследствии, прилетая в Одессу, я часто проходил возле этой «двери», где тогда сделали временную кассу. Похоже, ее не открывали уже много лет, точнее – десятилетий… Но, память все сохранила, вижу тот день, как будто это было вчера. А ведь прошло уже пятьдесят лет.


  Пока я ждал вылета, меня «посетила» гениальная мысль – если сюда мы облетали город полукругом слева - город все время был справа, то обратно мы полетим, огибая Одессу, справа. И город будет виден с левого борта. Так что надо будет постараться занять свободное место слева. Когда пассажиров начали сажать в самолет, в числе первых мне на этот раз оказаться не удалось. Зайдя в салон, я увидел, что все задние кресла были уже заняты. Я быстро «прошмыгнул» вперед. Свободные места были впереди. Я сел слева, на место 1А, у окна, в первом ряду. Обзор был не такой шикарный, как сзади, но все равно видно было очень хорошо. И, кроме того, рядом был хорошо виден левый двигатель и винт. А это тоже было для меня интересно.

В тот полет экипаж посадил в самолет, на «халяву», продавщицу мороженого. Вместе с ее светло-голубым ящиком с закругленными боками и ремнем для переноски на шее, с надписью « Морозiво». Она сначала смеялась и отнекивалась, но летчики уговорили ее слетать на «Заставу», продавать мороженое там, а затем, мол, привезем назад. Тогда не было никаких досмотров и «обысков» вылетающих пассажиров. И они взяли «мороженщицу» к себе в кабину. А это, как известно, может принести и неприятности… И ведь они, у экипажа, появились после этого полета.


 Так же, как и утром, быстро запустились, недолго рулили до полосы, - взлетали от ближнего торца ВПП, в сторону Люстдорфа. Впереди шума от двигателей было больше, чем в хвосте, но все равно Ли-2 был не такой «шумный» самолет, как Ил-14. Спереди так же интересно было наблюдать взлет. Я правильно «рассчитал» маршрут обратного полета. После взлета, на небольшой высоте, левым разворотом мы полетели в район Аркадии. Там пересекли береговую черту, и вскоре, над морем снова подвернув влево, пошли вдоль берега. Опять Одесса была прекрасно, как на ладони, видна во всей своей красе. Затем, опять подвернули влево и полетели над районом Пересыпи. Вскоре мы пролетели чуть правее моста, куда мы ездили на велосипедах, - все было видно в мельчайших подробностях. На этот раз полет проходил ниже, чем утром. Далее пошли железнодорожные пути, склады, промышленные зоны, частный сектор, поля – места мне мало знакомые. А потом правым разворотом, уже за чертой города, наш самолет зашел на посадку. Садились с той же стороны, с которой утром и взлетали, с севера.

А вот при приземлении нас всех ждал «сюрприз» - самолет сел мягко, но в самом начале пробега как то сильно дернулся, подвернул влево, затрясся и очень резко стал гасить скорость. При этом, стал заметен большой крен в «мою» левую сторону. Пробежав так по траве совсем немного, и резко тормозя, самолет встал. Даже мне сразу стало ясно – что то произошло с самолетом. Почти сразу экипаж заглушил двигатели, прямо в поле. Дверь пилотской кабины, рядом со мной, открылась, и из нее вышел член экипажа (думаю бортмеханик), в белой рубашке. Волосы его были взъерошены - наверное, небрежно скинул с головы наушники. Стоя возле двери он бодрым голосом сказал всем пассажирам :- «Все, «приехали»! У нас лопнуло левое колесо… Сейчас за вами приедет автобус и отвезет к аэровокзалу!»


Левая стойка шасси Ли-2
Левая стойка шасси

Затем он прошел по салону и открыл входную дверь по правому борту. Длины бортовой лестницы - стремянки явно не хватало до земли. Самолет стоял с большим левым креном, и дверь оказалась довольно высоко от земли. Тем не менее,  этот член экипажа, а за ним и несколько пассажиров мужчин спрыгнули на траву. Я тоже спрыгнул. Барабан левого колеса с «пожеванной» резиной покрышки зарылся в землю, за ним тянулся след свежевспаханной земли. Самолет выглядел как то беспомощно с высоко задранным правым крылом, посреди большого поля. Со стороны аэровокзала по траве к нам ехал грузовик ГАЗ-51, автобуса не было и в помине. Грузовик подогнали кузовом с опущенным задним бортом к входной двери. Из самолета в кузов стали пересаживаться пассажиры, среди них и продавщица мороженного со своим ящиком… Кто вышел из самолета раньше, в том числе и я, залезли тоже в кузов грузовика, и он отвез всех пассажиров к зоне прилета.

Моя тетя сидела на скамейке в тени скверика возле аэровокзала. Она даже не поняла, почему пассажиров подвезли на грузовике. У меня тогда не было никакого чувства испуга, -  ничего, кроме восторга. Вот так день, вот это «море» впечатлений! Так закончилось моя воздушная «прогулка» в том, далеком уже 1963 году. Мы с тетей уехали домой ближайшим автобусом. Дома, наскоро переодевшись и перекусив, мы, как это и планировалось заранее, поехали на пляж, в Аркадию. В тот день, пока мы были на пляже, над Аркадией несколько раз на малой высоте пролетал Ли-2. Он «уходил»  в море, затем разворачивался и летел вдоль береговой черты в сторону порта. Вне всяких сомнений – это был все тот же самый самолет, совершающий «прогулки» над городом.

Насколько помню – «катание» проводилось и на следующее воскресенье, а потом все рекламы убрали. И больше ничего подобного я в Одессе, да и в других городах, не видел. Хотя слышал, что подобные катания устраивали и в Воронеже, еще в старом аэропорту, на самолете Ан-2. Это было примерно в те же годы, что и в Одессе.
  И еще хочу сюда добавить – по статистике такого рода «мероприятия», как катание на самолете, неоднократно заканчивались плачевно. Трудно сказать, в чем причина.  Скорее всего, - так называемый «человеческий фактор»…  Вроде бы так себе,  полет – «не полет», туда-сюда, только взлетел, надо садиться, высота маленькая, самолет мешается  всем в зоне аэропорта, летит вне стандартных схем. На борту много женщин, детей, знакомых или родственников. В кабине часто находятся посторонние, - как, к примеру, в тот раз  продавщица мороженого. Девушка она была, конечно, симпатичная, но… Можно предположить, что летчики не столько готовились к посадке, сколько с ней разговаривали, показывая свою, так сказать, «удаль молодецкую».  А это сказывается на безопасности, экипаж работает не с полной отдачей, больше «выделывается», чем работает, чувствуя себя как на веселой прогулке.  А это часто чревато неприятными последствиями.

Комментариев нет:

Отправить комментарий