воскресенье, 16 декабря 2012 г.

Экскурсия авиамоделистов в бакинский аэропорт Бина. 1961 год

Мы веселою гурьбою вышли из электрички на перрон и по указанию Георгия пошли назад, в сторону хвоста поезда, спустились с перрона и, свернув вправо, перешли рельсы. От этого места мы пошли через поле, прямо по скудной, пожухлой траве и засохшим кустикам верблюжьей колючки, постепенно уклоняясь влево. Кругом, как и везде на пустырях Баку и в его пригородах там и сям валялись битые бутылки, ржавые консервные банки или проволока и кучки мусора. Впереди виднелся поселок Бина.

Вдруг сзади, слева и сверху послышался быстро нарастающий шум. Мы и опомниться не успели, как слева, снижаясь, пролетел лайнер Ил-18 и исчез за крышами и деревьями поселка. Когда самолет исчез, все с бурным восторгом стали обсуждать это событие. Пожалуй, впервые мы все видели так близко и низко летящий большой пассажирский самолет. Георгий тут же дал некоторые комментарии по посадке самолета. Помню, как трепетно билось у меня в груди сердце! Еще бы, впервые после того первого полета я так близко увидел «живой» самолет! Только теперь я уже много чего знал о самолетах и авиации - и не без помощи авиамоделизма и Георгия. И, кроме того, стал старше на два с половиной года, - а в том возрасте это уже много значит. И шел я на экскурсию в составе «авиационного» коллектива, с руководителем, которого мы все уважали. А сколько интересного еще предстояло увидеть в ближайшие часы! Тут поневоле сердце будет биться учащенно.



Мы перешли рельсы узкоколейной железной дороги, которые в этом месте шли параллельно рельсам электрички метрах в 200-300.  Вскоре мы вошли в поселок Бина. Георгий вел нас какими то улочками, кругом были глинобитные заборы, за ними виднелись кипарисы и фруктовые деревья. Народа на улочках практически не было. Из-за заборов и крыш домов  был слышен слегка приглушенный расстоянием рев авиационных моторов. На звук мы и шли, и вскоре вышли к Мардакянскому шоссе. На противоположной стороне шоссе, чуть в стороне был въезд на привокзальную площадь аэропорта. Само здание вокзала находилось в глубине сквера, кругом росли сосны и кипарисы. Из за деревьев слышался нескончаемый шум аэропорта.

Мы перешли шоссе, вошли в сквер. Георгий сказал:  - «ждите меня здесь, на скамейках парка, рядом с выходом на летное поле…» А сам отправился в сторону вокзала, искать кого-то из сменного руководства. Я, хоть и прошло несколько лет, сразу узнал эту аллею, которая вела к «пятачку» с калиткой выхода на летное поле. Кто-то из старших ребят пошел следом за Георгием к вокзалу, в буфет, и вскоре вернулся с несколькими пачками печенья «Салам»,- подкрепиться всей группе. Мне же не терпелось скорее увидеть поближе самолеты, и я с одним из наших ребят, не теряя из виду всех остальных, вышли пятачку, на котором мы в тот памятный вечер 1959 года с отцом и братом ожидали вылета в Москву, а я впервые «знакомился» с самолетами.

Рядом с выходом, на той же стоянке, с которой мы вылетали, стоял такой же Ил-14! Было чувство, что это происходит не наяву, а во сне, - уж очень часто я видел в своих детских снах этот самолет, да еще в этом же аэропорту! А тут вот он, совсем рядом, даже заклепки видны. Дальше за ним стоял Ил-18. Но самое впечатляющее зрелище открылось нам слева. Там, носом навстречу Ил-14 стоял большой и казавшийся «пузатым», с очень красивой красной раскраской турбовинтовой стоместный самолет Ан-10!



Это был на тот момент самый многоместный советский пассажирский самолет (после Ту-114, которые летали только из Москвы в Хабаровск) Причем, это был самолет первых модификаций с трех килевым вертикальным оперением, - на концах стабилизатора стояли шайбы. С широким фюзеляжем с застекленной носовой кабиной штурмана, с высоко расположенным крылом с четырьмя турбовинтовыми двигателями, с шайбами на стабилизаторе, - Ан-10 показался нам очень большим, «важным» и красивым. Мой товарищ тогда сказал : - «Ух-ты, какой большой и толстый, - как корова!»

Ан-10

Мы вернулись к своим ребятам, взахлеб рассказывая о только что увиденном, а тут подошел и Георгий с каким то мужчиной в авиационной кожаной куртке и форменной фуражке. Он поздоровался с нами, кратко объяснил правила поведения на летном поле и в самолетах – никуда не отходить от него, ничего не трогать без разрешения, соблюдать осторожность, дисциплину и т.п. Затем мы все пошли с ним, он вывел нас на «пятачок» к калитке. Дежурной и охраннику у калитки он сказал : - «По распоряжению начальника аэропорта – пропустите на экскурсию со мной пионеров-авиамоделистов с их руководителем!» Да, я забыл сказать – перед экскурсией Георгий нас предупредил – всем быть в белых рубашках и с пионерскими галстуками! И это указание было нами выполнено.

Мы вышли через калитку на перрон, и нас подвели сразу к самолету Ан-10. Вот уж где я оторопел от переполнивших  меня чувств! Может тому, кто это будет читать, все это покажется чушью, - подумаешь, самолет! Ну, большой по тем временам, ну и что?  Сегодня это «каменный век»…  Но тогда!

  Мы стояли под левым крылом, - какой же он, самолет, казался мне большим! А инженер, который проводил экскурсию, рассказывал об этом самолете. Нам тогда практически все технические термины были уже знакомы. Помню, - новое, что тогда я услышал, и, кстати, запомнил на всю оставшуюся жизнь, - это слова «форкиль» и «турбохолодильник». Эти элементы конструкции присутствовали и на тех самолетах, на которых я впоследствии пролетал всю свою жизнь. И часто на учебе или при работе, услышав эти термины, я волей – неволей вспоминал  ту экскурсию с авиамоделистами.  Надо же, как запала в память на долгие годы та экскурсия!



Этот Ан-10, по всей видимости, сидел в Баку на запасном аэродроме, так как в расписании движения самолетов в аэропорту Бина не было ни одного рейса на Ан-10, только на Ил-18 и поршневых машинах Ил-14 и Ли-2. Видимо «застрял» в Баку по погоде. Не надо забывать – это была зима или поздняя осень, погода в это время, как говорится «любительская».
 Самолет был закрыт, вовнутрь мы не попали. Затем мы пошли вдоль стоянок вправо. Прошли мимо Ил-18, который готовился к вылету. Здесь мы не задерживались, так как вокруг него «кипела» работа, - загружали почту и багаж, и уже подвели пассажиров. А дальше была видна стена, вдоль нее стояли машины спецтранспорта. Эта стена стоит до сих пор. Видимо, делали ее для защиты от постоянно дующих ветров в этой части Апшерона. Стоит она перпендикулярно взлетной полосе, а полоса расположена строго с юга на север. Сейчас эту полосу удлинили, отремонтировали покрытие. Теперь эта бывшая «старая» полоса, с которой я впервые поднялся в небо, считается в числе лучших в СНГ.



В те годы носом к стене стояли самолеты, на которых выполнялось периодическое техническое обслуживание. Это были стоянки АТБ (авиационно-техническая база). Правда, тогда АТБ называлась ЛЭРМ (линейные эксплуатационно-ремонтные мастерские). В тот день на «форме» (периодическое техническое обслуживание) стояли Ил-14 и Ли-2. Сначала нас подвели к Ил-14. Трапа не было, и мы полезли в самолет по приставной бортовой стремянке. И вот, наконец, я снова в самолете! Тот же до боли знакомый салон, который я эти годы часто видел во сне. В общей суматохе я успел присесть, на несколько секунд, на «наше» место, на последнее кресло в правом ряду. В окно была видна та же картина, которую я все эти годы хотел снова увидеть, - серебристое, все в заклепках, крыло и выхлопные патрубки правого двигателя. А запах! Опять этот удивительный запах самолета, запах неба…



Нас попросили пройти в кабину пилотов. Вот здесь впервые в жизни я попал в кабину самолета, причем в кабину именно такого самолета, на котором мне довелось однажды пролететь. Тогда казалось – прошла целая вечность после моего первого полета, а прошло то всего, как я уже говорил, два с половиной года. А как интересно было в кабине! Столько приборов, тумблеров, рычагов! В кабине сидели два инженера, «слон» и «мартышка», они готовились гонять двигатели после регламентного обслуживания. (На аэрофлотовском «языке» слон – специалист по самолету и двигателям, а мартышка – специалист по электро, радио, приборному оборудованию). Они сидели на правом и левом креслах пилотов. Мы все столпились полукругом сзади, кабина на Ил-14 это вполне позволяла. Трудно было понять и уследить за манипуляциями инженеров при запуске двигателей. Нам рассказали, какие рычаги и для чего нужны, какие приборы что показывают. Информации было так много, что мало, что удалось запомнить. Но впечатления того дня остались на всю жизнь. Я, шестиклассник мечтающий о небе, находился в кабине «живого» пассажирского самолета с работающими двигателями, - да разве же можно такое забыть?! Этот день укрепил во мне уверенность в правильности своего выбора. Только гражданская авиация, и ничего другого!

кабина пилотов Ил-14

 Затем, после гонки двигателей, мы спустились на землю, во всех подробностях осмотрели самолет снаружи. Наш экскурсовод рассказали нам о самолете Ил-14. Затем мы прошли в самолет Ли-2. Это была грузопассажирская машина. Во всяком случае, мягких кресел как на Ил-14 там не было. Только откидные сидения вдоль бортов. В кабине нам разрешили занять места членов экипажа. Мой одноклассник Женька Азаров оказался самым проворным и успел сесть на левое кресло, - место командира. Однако ему пришлось потесниться – меня посадили с ним вместе. Мы все разместились в кабине, на этот раз можно было уже спокойно осмотреться. Кроме штурвала мне, так как я сидел рядом с пультом, посчастливилось потрогать и пошевелить рычаги управления газом двигателей, шага винтов, высотного корректора и другими. Кто мог тогда подумать, что эти рычаги и пульт впоследствии станут моим рабочим местом, в том числе и на самолете Ли-2! Но до этого мне еще оставалось более 10-ти лет.



кабина пилотов Ли-2


Грузовая кабина Ли-2

В Ли-2 мы находились довольно долго. Нас познакомили с устройством самолета внутри, мы осмотрели тросовую проводку управления, заглянули в багажники, под полы. Затем так же подробно осмотрели самолет снаружи. Какой же, все-таки, Георгий был молодец – организовал нам такую интересную экскурсию! Впоследствии, я слышал от ребят во Дворце пионеров, однажды там тоже устроили экскурсию в аэропорт Бина. Приехали на трех автобусах. В этой толпе никто ничего толком и не увидел, одно недоразумение, а не экскурсия.

После осмотра Ли-2 нас повели к выходу, по пути мы еще задержались у Ил-18, но осматривали самолет только снаружи. Затем мы вышли с летного поля. Георгий и мы поблагодарили нашего экскурсовода за интересную экскурсию. К станции электрички мы шли другим путем, причем вместе с нашим экскурсоводом. Он по дороге к станции разговаривал с Георгием, а мы все в захлеб делились между собой впечатлениями.

Вскоре пришла электричка, и мы поехали обратно, в Баку. На этот раз в вагонах было много людей, уже закончился рабочий день, вечерело. Во всяком случае, садились мы в электричку – еще было светло, а когда проезжали Сабунчи – стало совсем темно. Вот так прошел тот день, тоже глубоко запавший мне в память. Его тоже можно смело отнести к важной вехе, укрепившей мой жизненный выбор. И день этот теснейшим образом связан с именем Георгия Артемовича Акопова – «Георгия».

К Георгию я ходил весь тот учебный год, немало чему научился, много что сделал. Жаль, что он ушел из руководителей кружка, и как говорили – «завязал» с моделизмом. В дальнейшем я с ним случайно встретился в городе. Он мне тогда предложил забрать у него некоторые книги по авиамоделизму, - которые у него на тот момент остались. Через несколько дней я к нему заехал, и он отдал мне все что обещал. С тех пор прошло более пятидесяти (!) лет, а все эти книги сохранились. И некоторыми материалами и таблицами из них я пользуюсь до сих пор…

Комментариев нет:

Отправить комментарий