воскресенье, 23 декабря 2012 г.

Авиамодельный кружок бакинского Дворца пионеров, 1962-1964 годы

 Еще раз повторюсь — тот год, который я ходил к Георгию в Парк пионеров, стал моим «отправным» годом в авиамоделизм и даже в «большую» авиацию. Потом, когда Георгий уволился, я записался опять в кружок к Матвееву. Однако, на тот момент я  немного повзрослел, много  чего знал о конструкциях и теории полета, и многое что умел уже делать. Мои модели  летали, умел я и «управляться» с компрессионными моторами, - заводить их и регулировать, пилотировал  кордовые модели.

Появились и новые друзья-единомышленники, - Алик Акопов, Аркадий Погосян, Сашка Игнатьев, Гундяев  и другие. Но в кружке у Матвеева, где занималось очень много ребят со всего города, я,  как и большинство ребят, был совершенно не «заметен» как моделист. Да и Матвеев, как и всякий любой руководитель и тренер, уделял основное внимание нескольким моделистам-спортсменам, которых всегда он выставлял на соревнования. А остальные ребята были «массой», как правило мы до всего доходили своей головой, иногда нам помогали или подсказывали ребята постарше, в том числе и «ведущие» спортсмены. На тот момент наиболее известными «спортсменами» во Дворце пионеров были: братья Белоусовы, - Егор и Яша, Мовсумов, Достали-заде, Мещеряков, Лаиджев, Смогтий , Кузьмин, Абрамов, Савадян, Сатуров, Бабаян и другие.  Конечно, не все «ведущие спортсмены» помогали младшим, - бывало и  обидеть могли, или даже дать вредный совет. Баку город многонациональный, всякое бывало – что уж тут греха таить…

Во Дворец пионеров я ходил два года, - учась в седьмом и восьмом классе. Строил я кордовые модели, несколько раз ездил со всеми кружковцами на автобусах за город, - на аэродром Забрат и еще на какое то поле, за которым начиналась гряда гор. На этом поле совершали тренировочные полеты планеры КАИ-12 «Приморец», которые буксировали самолеты Як-12, - из аэроклуба ДОСААФ. И моделисты там проводили тренировочные полеты, настройку и регулировку свободнолетающих моделей.

Несколько раз я участвовал в массовых пионерских  мероприятиях в масштабах города, запуская различные модели или помогая старшим моделистам. Матвеев меня уже знал, хоть и не  выделял особо, но с моторами и материалами у меня проблем не было. Мне уже полностью «доверяли». А «толчком» к этому стал мой полет на кордовой модели «Тренер» с мотором МК-12В на площади Ленина (ныне Азадлыг) в присутствии Матвеева и ведущих авиамоделистов Дворца пионеров. Уже стемнело, порывистый ветерок со стороны моря тоже «присутствовал», начал моросить мелкий дождь. Бак на модели был довольно большой, летал я долго, но все прошло успешно. Конечно, я очень сильно волновался, но все обошлось. Матвеев меня тогда похвалил и сказал, что  я буду продолжать заниматься классом кордовых моделей. Кстати, сразу после меня, на этой же модели полетел один из самых «известных» наших кордовиков - Егор Белоусов, и тут же, чуть ли не на втором круге, плюхнул самолет о землю, погнул шасси и сломал винт.


А вот в девятом классе я потихоньку перестал ходить во Дворец пионеров, больше строил самолеты дома. Я даже не могу назвать причину — почему. Наверное, мне стало не хватать «свободы полета» мыслей и творчества, да и ездить во Дворец было довольно далеко... Но все же именно в кружке у Матвеева я много еще чего усвоил и научился. И самое главное я понял, что летающие модели всегда должны быть очень аккуратно сделаны, должны быть яркими и красивыми. Есть «странная особенность» - красивые модели всегда хорошо летают. Это аксиома.


А еще, учась в девятом классе, я записался и ходил заниматься в спортивную секцию гребли на байдарке в городском яхт-клубе, с соседским мальчиком Сережей. Да и игрой в футбол  я, как и все ребята того времени, сильно увлекся. За год до этого даже ходил заниматься в секцию футбола «Нефтянник» на Центральном стадионе им. Ленина (ныне им. Тофика Бахрамова). И еще в тот год наша семья уже вполне обоснованно готовились к размену квартиры и отъезду из Баку. Возможно, эти обстоятельства и стали причиной, что в авиамодельный кружок Дворца пионеров я перестал ходить. Но модели строить продолжал, мне это было очень интересно.


 Когда мы переехали в Новосибирск, авиамодели я временно «забросил», - в том году я заканчивал среднюю школу, надо было больше внимания уделять учебе. А куда то идти, записываться в кружок, — а города я практически не знал, я не стал. Да и по возрасту, я считал, из авиамодельного «возраста» я уже вырос. Какое глубокое заблуждение! Но это я понял позднее. Учась в десятом классе, со своим новым товарищем - одноклассником Лехой Панченковым, я построил несколько моделей ракет. Ракетные двигатели из картонных гильз 12-го калибра, мы делали сами, смешивая в определенной пропорции натриевую селитру, серу и измельченный древесный уголь. Леха в этом «деле» соображал и имел определенный опыт. Модели ракет мы несколько раз запускали в сквере напротив нашего дома в Новосибирске, на улице Советской. Ракеты неплохо взлетали, только вот системы «спасения» (парашют) не срабатывали. И один раз я, уже сам, сделал двухступенчатую ракету. Она взлетела, первая ступень сбросилась, пока «разгорался» двигатель второй ступени, ракета, потеряв скорость, перешла в снижение. А вот тут то и заработал двигатель второй ступени. Ракета с шипением на огромной скорости ушла в сторону, примерно под углом в 45 градусов, к земле, и скрылась за деревьями и кустами сквера. Ракету я тогда не нашел . После этого, к авиамоделизму я «вернулся» только став курсантом Иркутского авиационного училища, осенью 1967 года.

Комментариев нет:

Отправить комментарий